Катализатор вдохновения. Наркоманы Серебряного века литературы

Творчество и вещества. Кто из классиков русской литературы был наркоманом и какие произведения из школьной программы написаны под кайфом?


В 2014 году часть финальной редакции «Мастера и Маргариты» уходит с молотка на аукционе «В Никитском» и переходит в руки частного коллекционера. Спустя год после продажи издания группа израильских и итальянских ученых делает громкое заявление: на каждой из случайно отобранных страниц оригинала романа обнаружены следы морфия. Скорее всего, вещество попало на бумагу через микроскопические капли пота писателя, предположили исследователи. Выходит, свой самый известный роман, ставший легендой литературы, Булгаков писал под воздействием наркотиков.

 

Михаил Булгаков, фото

Булгаков и морфин

Любовь писателя к морфину – факт, четко прописанный в его биографии. В начале карьеры, работая врачом в провинциальном городке, будущий писатель делает операцию ребенку и, боясь заразиться от него дифтерией, делает себе прививку от болезни. После инъекции у него начались страшные боли. Чтобы успокоить их, Булгаков просит жену вколоть ему морфий, который в то время был в свободном доступе для медиков. Тогда писатель впервые испытал наркотическое блаженство.

«Первая минута: ощущение прикосновения к шее. Это прикосновение становится теплым и расширяется. Во вторую минуту внезапно проходит холодная волна под ложечкой, а вслед за этим начинается необыкновенное прояснение мыслей и взрыв работоспособности. Абсолютно все неприятные ощущения прекращаются. Это высшая точка проявления духовной силы человека. И если бы я не был испорчен медицинским образованием, я бы сказал, что нормально человек может работать только после укола морфия…»

Так описывал действие наркотика Поляков, главный герой рассказа «Морфий», ставшего автобиографией и одновременно исповедью для Булгакова. С такой пронизывающей точностью описать действие морфия мог только человек, побывавший по ту сторону реальности. С главным героем рассказа писателя рознило только одно: Булгаков сумел приручить свою страсть к веществу, а Поляков — нет.

 

Иллюстрация к рассказу «Морфий»

 

Тогда, будучи провинциальным лекарем и употребляя морфий, Булгаков и начинает создавать первые произведения. Цикл рассказов «Записки юного врача», написанные в тот период вскоре сделают его знаменитым, что в корне поменяет жизненный путь юного Михаила. По словам Булгакова, через год после регулярного употребления, он разорвал «роман» с веществом. Однако, следы, обнаруженные на главном творении писателя, ставят под сомнение этот факт. Если прочесть произведения Булгакова, несомненно, можно сказать: образы, стиль письма и каждая деталь — пропитаны мистической таинственностью и дают окунуться в иную, сюрреалистическую вселенную, которую искусно построил творец. Повлияли ли вещества на творчество Булгакова? Известно лишь ему.

Наркотики во времена литературного «Серебряного века» не были чем-то далеким и пугающим для творческой элиты. Тысячи произведений – стихи, проза, музыка и первые киноленты создавались под воздействием веществ. Кокаин был особо популярен. Одно время порошок можно было с легкостью приобрести в московских аптеках и билетных кассах театров. Позже, официально став наркотиком, он перешел в подполье, но по-прежнему продолжал подпитывать вдохновение многих известных творцов.

 

Поэты серебряного века

Маяковский и кокаин

Так дерзкий оратор трибун, гений рифмы и сторонник революционных движений Маяковский сидел на кокаине. Об этом говорится во множестве упоминаний о поэте. Вечно депрессивный, с белым, как мел лицом и горящими глазами он мог по нескольку раз за вечер менять свой настрой. В один миг интроверт, невротик и домашний тихоня (так говорила о нем Брик) превращался в развязного наглеца на людях. Что помогало ему в этом?

 

 

Рваные, угловатые рифмы его стихов с резкими скачками и перепадами также дают подтверждение этому факту и как ничто иное напоминают кокаиновый эффект. Сколько гениальных произведений Маяковского могли не появиться на свет, если бы не действие наркотика?

Серебряный век принес множество сокровищ в шкатулку мировой литературы. И наркотики шли рука об руку с их создателями. Гумилев, Брюсов, Хлебников и многие другие поэты и писатели страстно любили кокаин, а кто-то употреблял и опиаты. Есенин, хоть и был поклонником алкоголя, покуривал гашиш в кругах творческой элиты. В некоторых источниках говорится, что среди людей творчества наркотики не признавала одна лишь Ахматова, остальные же – периодически «баловались» веществами.

Впрочем, такая тенденция сохранилась и до сегодняшних дней. Весь спектр наркотических веществ заметно вписался в образ жизни творческих людей, помогая расширить воображение и нацелиться на новые высоты. Примеров этому – огромное множество. Стив Джобс, Джон Леннон, Зигмунд Фрейд и Сальвадор Дали – большая часть гениев принимали вещества как катализатор вдохновения. Правда и в том, что многих великих и знаменитых наркотики свели в могилу. Но есть ли повод винить в этом вещества? Или всё же самих потребителей?

 

Сальвадор Дали, 1948 год, Нью Йорк.

 

Отец психоделики Шульгин неоднократно твердил: вещества – инструмент. Они помогают раскрыть новые возможности нашего мозга и расширить сознание, но крайне важно уметь пользоваться им правильно, иначе это приведет к непоправимым последствиям.

Наркотики — плохо?

Тотальная демонизация и антипропаганда наркотиков конца ХХ и начала ХХI века нанесла имиджу веществ крайне негативный окрас. Часть общества по-прежнему воспринимает наркотики как нечто неприемлемое и как огня боятся пробовать то, что запрещено законом.

В то время, как цивилизованные государства все чаще признают путь борьбы с наркоторговлей неправильным, во многих странах «карательная» стратегия борьбы с наркоманией продолжает действовать, вынося приговоры за безобидное хранение и покупку веществ даже в небольших количествах. Но обойти риски, связанные с покупкой наркотиков становится все проще. В последнее время рынок веществ стремительно покидает улицы, переходя в более безопасную и удобную даркнет-среду.

 

Другие новости